Призраки смертоносной долины

18 Сентября 2003 09:52

Странные вещи на протяжении многих лет происходят в окрестностях деревни Мясной Бор под Новгородом. Местные жители опасаются ходить в лес поодиночке даже днем. А уж ночью даже компанией - ни-ни. По их твердому убеждению, здесь, в Долине Смерти, на местах гибели Второй ударной армии в годы Великой Отечественной войны, уже давно сосуществуют два параллельных мира.

Вечерний гость в рваном камуфляже

Первые свидетельства об этом дошли из семидесятых годов. Рассказывает Галина Семенова, жительница деревни Мясной Бор:

- Кажется, это было году в 76-75-м. Мне было лет десять. Родители ушли куда-то, а меня отвели к бабушке, жившей по соседству. Света почему то не было, и вечером мы сидели со свечкой. Вскоре бабушка легла спать. А я вдруг услышала стук в дверь. Открываю, стоит высокий худой парень лет двадцати в каком-то рваном грязном камуфляже. А я, говорит, мимо шел, дом увидел, решил зайти. Хлебом не богаты? Да, отвечаю, сейчас принесу. И отрезала ему полбуханки, подаю. О, говорит, богато живете, хозяева. Взял и пошел. Потом обернулся и так посмотрел, что у меня мороз по коже. Глазницы как пустые, белые-белые. Я отвернулась, потом смотрю: а его и нет на дорожке. Хотя уйти незаметно так быстро он не смог бы - дорога-то одна...

Предсказание деревенского сумасшедшего

Свое название деревня Мясной Бор носит с незапамятных времен (а не получила после войны, как думала я, попав впервые в эти места). Говорят, здесь несколько десятков лет находилась крупная мясобойня - валили скот (говорят, деревня называлась вначале не "Мясной Бор", а "Мясной Бой"). О, скажем так, не слишком привлекательно для постороннего уха звучащем названии населенного пункта деревенские жители задумывались мало. Правда, рассказывают, году в пятнадцатом прошлого уже, XХ века один местный старичок (его считали за деревенского сумасшедшего) неоднократно повторял: мол, это название совсем скоро себя оправдает. И много крови прольется на эту землю, и последующие поколения будут думать, что места эти названы так не из-за мясобойни, а совсем по другой причине.

Рассказывает Валентина Ильинична Макарова - старожил этих мест (к началу войны ей едва исполнилось 13):

- К октябрю 41-го в нашем доме уже прочно обосновались немцы. Через улицу от дома был колодец, и туда немцы сбрасывали наших пленных солдат, и мертвых, и раненых. Их было так много, ужас! А у меня в армии служили два брата. Младшего, Николая, я любила больше всех. Когда он уходил, я так кричала! Беду накричала, наверное. Не вернулся с войны Николай. Весной нас угнали в Кересть, потом удалось переехать в Хвойнинский район. В 44-м году немцев от Мясного Бора отогнали, и мы вернулись домой. Это был ужас, что я увидела. В деревне ни одного уцелевшего дома. Идешь по бывшей улице, огороду, полю, лесу - везде мертвые люди лежат, кто в зеленом, кто в белом. По одежде понимаешь: тот зимой убит, этот летом... Не успевали их захоронить. Такая бойня была!

Так сбылось пророчество деревенского сума-сшедшего.

Голоса из прошлого

И сегодня, рассказывают местные жители, в лесах Долины нет-нет да и раздаются отчетливые мужские голоса, явственно чувствуется запах махорки, скрип сучьев. При этом сначала кажется, что грибники какие рядом ходят или может, лес кто пилит. Но покричишь - никто не отзывается... И жуть такая берет. А вокруг - то тишина, то опять - голоса, автоматные очереди. Некоторым попавшим в эти места людям доводилось слышать громкие крики "ура", как в старых кинофильмах, когда рота или взвод в бой поднимаются...

Как будто два параллельных мира. Один - сегодняшний, "наш". А второй - тот самый, военный. Словно живут они, погибшие, в другом измерении. Надеются, верят... И при этом хотят сказать о чем-то нам, живущим сегодня. Избирая для этого самые разные пути. И людей, с которыми так или иначе связаны. Только вот каким образом?

Ярким примером может послужить история, к сожалению, уже умершего жителя поселка Волховский Новгородского района Василия Рылева. Феномен пытались разгадать, кстати, ученые Новгородского университета. Василий был тесно связан с поисковым движением экспедиции "Долина", зародившемся в 80-е годы, принимал участие в раскопках. Он рассказывал, что ночами ему снятся солдаты, он видит во сне те места довоенными. При этом он, не слишком хорошо знавший местность, очень хорошо ориентировался в лесу. Но, самое интересное, кто бы ни фотографировал Рылева на местах бывших боев, на какой бы фотоаппарат ни снимал, потом, когда снимок оказывался готов, все поражались. За спиной Василия ярко были видны то военная разбитая дорога (которой никак не могло быть в момент съемок, ведь за его спиной были одни деревья!), то солдаты в военном обмундировании времен Великой Отечественной войны...

Невероятно, но факт

И еще один необычный случай - о связи времен, рассказанный командиром чудовского поискового отряда Еленой Марцинюк. В конце восьмидесятых Елена, тогда еще комсомольско-молодежный лидер, впервые попала в Долину вместе с поисковиками. Причем поехала просто так, за компанию. По дороге обмолвилась: мол, в этих местах воевал отец матери, бабушка так и не дождалась его с войны. Поисковики между тем остановились у воронки, стали доставать останки найденного солдата. Вдруг один из ребят обернулся к Елене.

- Так как деда твоего фамилия была? - спрашивает. - Гущин? На тебе ложку твоего деда. И подал оторопевшей девушке потемневшую от времени ложку с выцветшим: П.Гущин. Потом выяснилось, что эту самую ложку перед самой отправкой на фронт солдату подарила его дочь, тетя Елены. И ложка, и останки солдата как будто ждали того, чтобы нашла их именно Елена, внучка.

"Дурное" место?

Для некоторых дальнобойщиков, ездящих по трассе Санкт - Петербург - Москва, Мясной Бор считается "дурным" местом. Хотя аварий, по статистике, здесь происходит нисколько не больше, а, может быть, и меньше, чем на любом другом участке трассы. Рассказывает петербуржец Алексей Борисов:

- Я частенько мотаюсь по этой трассе с грузом. Работа у нас, сами понимаете, не из легких - сутками за рулем. Вот и тут, еду мимо Мясного (часиков восемь вечера, а я перед этим не спал почти трое суток), все вроде бы нормально, но в сон так клонит. Сам не заметил, как заснул. Очнулся от громкой фразы:

- Эй, аккуратнее, братишка! - и вроде как по плечу меня кто-то стучит. Глаза открываю - никого. Смотрю - а машина по обочине уже едет. Вырулил. За окном промелькнул мясноборский памятник неизвестным солдатам.

Саван над Волховом

Десятки абсолютно необъяснимых с научной точки зрения историй могут рассказать люди, так или иначе соприкоснувшиеся с Долиной Смерти. Вот и не так давно, рассказали мне в деревне Захарьино (8 километров от Мясного Бора), местные парни, гуляя вечером по берегу Волхова, увидели настолько жуткую картину, что бросились в деревню и до сих пор не ходят гулять в те места. Взрослым, которые "пытали" их, что произошло, мальчишки рассказали, что видели над рекой Долины Смерти - саму Смерть.

* * *

Во время Великой Отечественной и после нее останки сотен тысяч солдат (и советской, и немецкой армий)по разным причинам остались непогребенными. Сначала, понятно, не до того было - не будешь же под минометным огнем противника думать о захоронении павших. Ну а после войны... Страна оправлялась от военных ран, разрушенные города отстраивались заново. Природа тем временем закрывала следы войны медленно и осторожно - молодой травой, осенними листьями, ветками... Слишком медленно... В середине 60-х годов, по приказу правительства, мясноборские поля, содержащие останки солдат, были тщательно перепаханы. Да так, что останки оказывались разбросанными на десятки метров - череп в одной стороне, кость ноги - в другой... Иные трактористы, по словам очевидцев, работали, закрыв глаза. Потом, опять же по приказу "сверху", поля были засажены молодыми деревьями. Теперь это лесопосадки.

* * *

Четверо подростков из деревни Захарьино (8 км от Мясного Бора) вечером отправились на реку прогуляться. И уже буквально через час прибежали домой. Больше гулять в этот вечер они не пошли. А на берег Волхова не ходят и поныне. Взрослым мальчишки рассказали, что подошли к озеру и увидели скользящую по воде большую белую фигуру. От нее веяло таким жутким, пробирающим до самых кончиков пальцев, холодом! Причем ощутили это все мальчишки, стоящие на берегу, одновременно. Не разбирая дороги, они бросились домой. Взрослые подняли их на смех. Вы, мол, парусник видели. Один подумал, вслух глупость ляпнул. А у страха глаза велики... Но напуганные ребята в один голос твердили, что для парусника фигура была слишком огромной. Двигалась против течения. Плюс к тому, отчетливо видны были ступни ног - величиной с большой автомобиль каждая. "И она этими ступнями шлеп-шлеп по воде. И свет от нее исходит такой... неземной, что ли", - говорили ребята. Не сговариваясь, все четверо решили, что это была сама смерть. Какая-то убежденность в том, что так оно и есть, появилась подсознательно.

Белые фигуры в лесу

Если уж быть до конца откровенной, я и сама видела белую фигуру. Правда, она была небольшой (по сравнению с той, о которой рассказывали мальчишки), в человеческий рост. Это было мое первое посещение Мясного Бора с одним из поисковых отрядов области. Кажется, в третий вечер своего пребывания в лагере я решила прогуляться. От палаточного лагеря отошла метров на 10-15. Метрах в тридцати от меня, в конце дорожки, возле леса стояла белая фигура. Но странным образом было совсем не страшно, напротив, потрясающее состояние спокойствия и уверенности. Как будто под чьей-то защитой находишься, и так будет всегда.

Тогда в отряде меня подняли на смех. Наверняка, мол, пивка стакан-другой приняла перед выходом. А "под шофе" чего не причудится. Я никого не стала разубеждать, пусть думают, что хотят. Но до сих пор твердо уверена - фигуру я видела на самом деле.

- Я тоже, работая в лесу, на раскопах, слышал рассказы моих товарищей об этом странном явлении, - говорит старейший поисковик "Долины", участник Великой Отечественной войны Герман Якшин. - Сам?.. Даже не знаю. Вроде видел, а может, показалось. Я думаю, вообще этому существует вполне научное объяснение. "Белые фигуры" - ни что иное, как фосфор, химическое вещество, которое имеется в мясноборских почвах в больших количествах.

Белые шарики света видны над кладбищенскими могилами ночью. Это связывают также с фосфором, содержащемся в организме человека. Вот только фосфор-то выходит из организма в течение 40 дней после смерти, а здесь, в Мясном Бору, какие там 40 дней - 60 лет прошло! Конечно, фосфор там может быть вполне (ведь даже кусок иного дерева там возьми, он светится в темноте. Правда, в фосфоре дело или нет, сказать никто не берется). Но не в таких же количествах! И эти странные схожие ощущения у местных жителей при встречах с "белыми": либо сковывающий страх, либо состояние покоя, в чем-то даже эйфорического. Третьего не дано.

Странные сны...

Между тем среди общественности не утихают споры по поводу того, стоит ли тревожить останки солдат после того, как земля их уже похоронила, пусть и без отпевания, без установления имен. Но если большинство людей к "поднятию" останков солдат в лесах и болотах и захоронению на мясноборском кладбище относятся положительно, то перезахоронения (перемещение останков из одного захоронения - военного времени, в другое - гражданское) вызывают массу негативных высказываний. Похоронили солдат нормально, имена вроде бы выяснены, зачем копать на кладбищах?

- Насколько знаю, вообще-то обычно копают не все военные захоронения, а только те, где это необходимо (например, на этом месте планируют сделать посадки, или именно по этому участку будет проходить ЛЭП или автомобильная дорога). Я так думаю, от того, что кладбища эти трогают, разные нехорошие явления здесь и происходят, - размышляет жительница деревни Галина Семенова. - У нас тут как-то мужик один, из приезжих, на одно такое кладбище пошел днем, к кому-то из тех, кто там работал. Вернулся как не в себе вечером. Взгляд отсутствующий, как бы мимо. Сначала молчал - день наверное, а потом всякую чушь нести начал, про пророков и про то, что "женщина в команде - жди беды". Через некоторое время, правда, отошел, стал прежним почти, о том, что произошло с ним на кладбище, не говорил. Думаю, он и сам не понял ничего. Но его родные, да и сам он, рассказывали, что ему стали сниться странные сны про войну. Сражения, отступления, смерть. Причем наутро он мог вспомнить каждую подробность своего сна, каждую, даже незначительную деталь.

История с родинкой

Говорят, практически для каждого человека, кто хотя бы раз побывал в этих местах, встреча с Мясным Бором оставляет определенный след в жизни. Примером может служить история Нины Калининой. Здесь она была всего один раз, в турпоходе с друзьями. Обратно ехали через мясноборское захоронение советских солдат. Остановились, зашли внутрь через ограду, почитали надписи на могильных плитах. Возле одной из плит, где были захоронены останки неизвестных солдат, Нина почему-то остановилась. Сняла венок из одуванчиков со своей головы и положила на плиту.

Потом уехали, и встреча в Мясном Бору как-то стерлась из памяти. Через полгода она вышла замуж, ждала ребенка. Четырежды ходила на УЗИ, приборы показывали мальчика. Они с мужем даже имя уже придумали - Петр, в честь ее деда. Где-то за месяц до предполагаемых родов Нине приснился сон. Молодой парень в военной форме. Они стояли у той самой могильной плиты в Мясном Бору и разговаривали.

- Я знаю, - говорит он, - ты ждешь мальчика. Но у тебя родится девочка. Моя душа ждет своего часа, чтобы занять место в этом мире. Кто я сам? Я брат твоего деда, Николай. Погиб возле железной дороги. Похоронен здесь. Место, куда попала пуля, когда меня убили, будет отмечено знаком на теле твоей малышки. Ну пока, скоро увидимся.

Нина знала, что у деда был младший брат Коля, в 19 лет пропавший без вести на фронте... Вскоре у женщины родился ребенок. Дочь... И первое, на что Нина обратила внимание, когда ей показали девочку, - на родимое пятно величиной с пятак на затылке малышки...

Она перетряхнула все дедовы фотографии в поисках фотографии его младшего брата. И, наконец, нашла довоенный потемневший семейный снимок. Одним из изображенных на нем был тот самый парень из ее сна, только моложе и в другой одежде...

Спустя годы...

Более полувека отделяет нас от той войны. Но такое впечатление создается в мясноборских лесах, что "по ту сторону" для них - тех, кто остался здесь навсегда, - все продолжается. Они знают, кого защищают и за что воюют, с кем ведут бой и что будет завтра с ними и с нами, они тоже знают. Хочется верить, что все будет хорошо, - ведь у нас есть "они", пусть и в другом промежутке времени, в "другой параллели".

Буквально три недели назад в деревне Захарьино (8 км от Мясного Бора), там, где тоже шли продолжительные бои во время войны на Северо-Западном фронте и полегло много бойцов, в одном из местных огородов (кстати, принадлежащем главе сельсовета Людмиле Гераськиной) расцвела яблоня. Это в августе-то месяце! Причем до этого - сухая стояла, совсем умирала. Хозяева уже хотели ее спилить. А тут - на тебе. Зацвела сотнями белых цветов, как в мае в лучшие годы. Причем обрываешь цветочек, а на его месте уже второй проклевывается и растет чуть ли не на глазах.

Может быть, это знак? Нам, живущим, из этого самого, военного, параллельного по мнению некоторых живущих сегодня, мира. Знак того, что они простили - все и всем. И то, что погибли так рано, не успев многого в жизни сделать. И то, что большинство из них так и лежит в песках и болотах - безымянными и незахороненными. И то, что они хотят нам что-то сказать - сейчас, - а мы или не понимаем, что именно, или не хотим этого понимать. К Вечности всегда ведь боязно прикоснуться.

Валерия ШАПОВАЛОВА

"Волхов"





<< Предыдущая публикация Следующая публикация >>






comments powered by Disqus