Александр Севастьянов: «Политика есть концентрированное выражение экономики – это примитив».

30 Мая 2005 15:22

ВПскове побывал сопредседатель национал – державной партии России  Александр Севастьянов. Александр Севастьянов родился в 1954 году, в Москве, в семье московских интеллигентов, но  в детстве и юности жил в Кенигсберге, который когда – то брал штурмом отец Александра, в будущем -  зав. кафедрой теории корабля. Александр закончил  филологически факультет МГУ, аспирантуру журфака университета и защитил диссертацию по русской журналистике XYIII века. С детства помогал маме, работал в местном ДЭЗе, крыл крыши, красил стены и строил сараи. Работал слесарем  5 разряда вентиляционных систем, преподавал древнерусскую литературу и эстетику, Александр Севастьянов  является членом музейных экспертных советов, членом ассоциации искусствоведов, интересуется историей, литературоведением, социологией, искусствоведением и политологией.


Женат, в браке 28 лет, имеет шестерых детей: три девочки и три мальчика. Старшему сыну 26 лет, младшему – 6 лет. Три внука, старшему – пять лет, в этом году родилась внучка.  Сейчас объезжает партийные организации, был только что на юге России, теперь в партийном маршруте  север - Псков, Новгород, Петербург.

Александр Севастьянов является сопредседателем национально – державной партии, второй ее сопредседатель - Станислав Терехов возглавляет и Союз офицеров России. Александр Никитич считает, что  пришло время национальных государств. Первая книжка Александра Севастьянова  политологическая, вышла в 1995 году «Национал – капитализм» я стартовал этой книжкой как идеолог и политолог. «Чего хотят от нас евреи» - книга  вызывает неизменный интерес, и выдержала несколько изданий, дважды пытались завести уголовное дело по поводу содержания книги, но ничего не получилось, нет состава преступления.  В этой книге без гнева и пристрастия исследуется современная еврейская публицистика – еврейские газеты, еврейские журналы. Это практически научный труд  о том, что хотят евреи в России и как смотрят на прошлое России, что ждут от ее будущего, и какую роль играют в ее настоящем. Он же является автором альбома, который называется «Шедевры европейской иллюстрации», в нем свыше пятисот картинок. Этот альбом сегодня - первая и единственная в мире антология европейской книжной иллюстрации печатной книги с XY до середины XIX  века, и его используют, как учебник в Академии полиграфии. Последняя книга Александра Севастьянова вышла в декабре 2004 года, 900 -страничное издание «Время быть русским».


А раньше, не то время было, Александр Никитич?
До нынешнего  времени действительно русские никогда не идентифицировались по крови, по национальности. То по территории, то по государственному служению. Русские – ведь это прилагательное. Пришли к восточным славянам русы, западные славяне. И понятие «русский» сложилось, когда спрашивали дружину: кому служите, чьи вы? Они отвечали: мы – русские. А потом русские идентифицировались по вере: православный, значит, русский. И так к нам пришли татарские мурзы, литовские князья и т.д., и стали русскими. Потом нас записали всех в советские и отменили признак национальности.


Получается, большевики отменили нацию?
И сейчас нас пытаются запихнуть, а такую общность, как «россияне».
Это тоже большевистский принцип. Да. Та же попытка советизировать, дать какую – то вторую идентичность, забывая при этом, что не русских назвали по имени Россия, а Россию по имени нашего племени назвали. И когда я пишу о том, что настало время быть русским, я говорю, что пришло время идентифицировать себя по крови, по племенной принадлежности. Этнический национализм заявил свои права.


У Вас есть работа «Азбучные истины национализма», но у нас в стране сейчас превалируют ценности либеральные, суть которых мало кто понимает, а национализм у нас жупел и уравнен с фашизмом. Что же такое азбучные истины национализма, Александр Никитич?
Национализм не надо путать с нацизмом, нацизм – это национал – социализм. А национализм – это единственное в русском словаре слово, которым можно обозначить любовь к своему народу. Вот мы все знаем, что такое патриотизм – любовь к своей родине. Патриот – это человек, любящий свою Родину, а каким словом вы назовете человека, который любит свой народ? Россию населяют 176 народов по последнему списку Миннаца, и что делать с человеком, который любит свой русский народ, или свой башкирский народ, или свой калмыцкий народ? Как его назвать? Он будет русским националистом, башкирским националистом, калмыцким националистом и т.д. Не надо пугаться этого слова.  Но если мы говорим о национализме не как о свойстве личности, а общественном свойстве, то  надо сказать, что национализм – это инстинкт самосохранения народа. Вот и все. Это и есть одна из азбучных истин, и моя задача, как идеолога, перевести этот национализм перевести с языка инстинкта на язык рацио, рассудка. Чем я и занимаюсь.


Считает ли Вы, что у нас есть народ, как единое целое, что у нас есть элита этого народа и что они, народ и элита, представляют собой нацию, которая осознает свои национальные интересы и соответствует им? У нас есть народ, у нас есть элита, у нас есть нация?
Род, народ, порода – это все однокоренные слова. Народ, в моем представлении, биологическое понятие. В биологическом смысле русский народ, безусловно, существует. И, как отмечают единодушно, все современные антропологи: русский народ – один из самых гомогенных народов в Европе. Мы более гомогенный, более однородный народ, если позволить тавтологию, чем англичане, чем французы, чем современные немцы. Это данные антропологии: краниологии, науки о строении черепа, данные дерматогрифики – науки, изучающей узоры кожи на пальцах, это данные геммологов, которые изучают человеческую кровь и т.п. по всем основным параметрам русские как народ не только существуют на пространствах нашей Родины, но являются и относительно гомогенным народом. По последней советской переписи 1989 года межнациональная брачность у русских примерно 14.5%, была достаточно низкой в сравнении с другими народами. Что касается элиты, то она была в начале XX столетия тщательно уничтожена, а потом восстанавливалась медленнее, чем  национальные элиты СССР – казахская, украинская, белорусская, грузинская и др. Дело в том, чтобы из осколков Российской империи собрать Советский Союз и все народы снова свести под одну эгиду, необходимо было уничтожить элиты всех народов. Уничтожалась не только русская элита. Но без элиты невозможно управлять, и советская власть сначала, уничтожив, была вынуждена создавать своими руками новые элиты, и делала это достаточно бережно и активно на национальных окраинах СССР, создавая национальные республиканские ЦК КПСС, которые восстанавливали национальные управленческие кадры, национальные Академии наук, Академии художеств, чтобы восстанавливать научно – культурную элиту. Но в РСФСР ни ЦК, ни академий наук не было организовано, и мы до сих пор отстаем от наших бывших братских республик в плане воссоздания элиты. Именно поэтому  там уже созданы национальные государства. Во всех бывших республиках  Советского  Союза созданы этнократические режимы. Казахстан – для казахов, Украина – для украинцев, Латвия – для латышей и т.д. И только Россия в этом отношении пока отстает. И сейчас, как мы видим, пошел цикл вторичных революций, когда советская элита меняется на новую, национальную элиту: в Грузии, на Украине, Киргизии. Не за горами другие республики. Наша элита еще не дозрела. Мы на фазу отстаем от наших бывших республик, но двигаемся в том же направлении. Я оптимист и уверен, что Россия стоит на пороге перевоссоздания из Российской Федерации в Русское национальное государство, и это вопрос нескольких лет, когда подрастет и консолидируется русская национальная элита.


Вы считаете национальной элиту, которую создают и  управляют из пункта США? Как может совпадать политическая цель национальной элиты, например, Грузии и политические цели правительства США, например?
Здесь не так все просто, я бы не сказал, что Вашингтонский обком, как называет правительство США газета «Завтра» на самом деле является создателем революционных ситуаций и революций на постсоветском пространстве. Они, конечно, учитывают этот фактор и грамотно его используют. Но создается он объективными обстоятельствами.

Ситуацией в странах.
Да – да. Так же как и революционная ситуация у нас в 17 – году. Она созрела сама по себе, но определенные круги ею воспользовались. В истории всегда существует заговоры и контрзаговоры, никогда не действует одна какая- то группа, один какой – то план. Побеждает тот, кто ближе к реальности и твердо стоит на земле, кто умеет использовать ситуацию. Еще когда – то Троцкий говорил, чтобы совершить революцию первое - нужны деньги, второе - деньги, и третье тоже деньги.


Как оказалось, он был прав.


Но я считаю, что первое - это все – таки  идея, второе – люди, только на третьем месте деньги. Первое и второе у нас уже есть, не хватает денег.


В одной из ваших работ Вы используете в качестве эпиграфа  утверждение известного английского историка Арнольда Тойнби (с которым я не согласна – самое традиционное общество, мусульманское, заполонило весь мир): «Общество, ориентированное на верность традициям своему прошлому, обречено на исчезновение. Общество, ориентированное на свое настоящее, обречено на застой, и только общество, ориентированное на будущее способно развиваться».
Конечно.


Например, японское общество, американское общество явно думают о будущем. О каком? Сытом? Успешном? Денежном? И это цель? Ради такого будущего нужны национальные идеи? А Россия – страна крестьянская, деревенская, с огромным количеством земли – какое ее будущее Вы видите? Но ведь даже по названию «крестьянин» - есть назначение русского человека работать на земле. Нам оставить земли пустыми? Уйти в города? У нас не осталось ни пахарей, не доярок. Есть ли будущее у России?
Это будущее наша партия не только вообразила себе, но и перевела на язык закона. Группа молодых юристов, опираясь на поддержку профессуры МГУ и специалистов Института государства и права, разработали проект Русской конституции, т.е. Конституции Русского национального государства. По образу правления – это парламентская республика, по территории – это государство, которое в чем – то меньше нынешней России, потому что мы, допустим, не видим в ее составе Ингушетию, Чечню, мы не видим Туву. С этих территорий исходит этнодемогарфическая угроза для русского народа. И сохранять их опаснее, чем исключать. В чем – то больше по размеру, чем нынешняя Россия, так как мы не можем мириться с положением русских как разделенной нации. Мы считаем, что семь областей Южного Урала, которые отделены казахской границей, должны быть воссоединены с Россией. Мы считаем, что Левобережье Днепра,  Новороссия, Крым вплоть до Приднестровья - это тоже территории, которые мирно, и в соответствии с международным правом, должны воссоединиться с Россией. Тоже касается Белоруссии, северо – востока Эстонии, необходимо воссоединение осетин и с Россией. Это христианский анклав.


Идея будущего России?
Россия повторяет путь западных стран. Земли много не только у нас, но и в тех же США. Перед революцией в России на селе было 86% всех жителей России – крестьяне. Сейчас  на селе живут 25%, и занимается сельским хозяйством половина.


Как быть?
Раскрестьянивание, конечно, процесс очень опасный, он влечет за собой весьма нежелательные этнодемографические последствия. Городские семьи становятся малодетными, а многие  и вообще не имеют детей. Ну, а сельскохозяйственная зависимость продукции  - вообще отдельный разговор. Если бы я был утопистом, то считал бы, что общество должно состоять из интеллигенции и крестьян. Жило бы общество за счет интеллигенции, потому что основной производительной силой уже давно является интеллигенции, наука, которая одевает, обувает людей и кормит. Труд крестьянский и промышленных рабочих сокращается. Так что зарабатывать деньги для страны могла бы интеллигенция, как она это делает в США, где две трети дохода  - доход от патентов, от изобретений, от высоких технологий. Крестьянство могло бы вырабатывать экологически чистый продукт, но это немножко утопия. Очень трудно вернуть на землю людей, которых сорвали один раз. Как закрепить людей на земле? Как вернуть им смысл и радость труда на земле? Но земля земле рознь в нашей стране. На юге нет проблемы обрабатывания, там каждый клочок разработан, а вот я был в Новгородской области недавно – там ужасающее зрелище, нет никакого сельского хозяйства, деревня торгует квотами на лес. Чем севернее, тем больше значения придается не крестьянскому, а интеллектуальному труду. Чем хороша Россия? В ней есть все климатические зоны и все мыслимые ландшафты. Я объездил всю Россию, и это все видел, и хорошо представляю. Полагаю, что будет резкая районизация, чего советская власть не допускала, а сейчас это возможно будет. Будут сельскохозяйственные, южные регионы, смешанные промышленно – сельскохозяйственные  – центральные, и север будет жить за счет интеллектуальной деятельности. Я так себе это представляю. Правда, это футурологические размышления, не имеющие отношения к нашей Конституции, но, когда мы придем к власти, мы будем принимать гуманные и разумные меры для того, чтобы закрепить людей в деревне. Без этого я не представляю, как поднять рождаемость.


А будущее России без деревни?
Я могу представить себе реально,  юридически, как будет выглядеть Россия: права, свободы, распределение собственности, какие будут законы.


А, кстати, о собственности на землю в России?
Только аренда, земля не  может быть в частной собственности в России. Израиль –либеральная страна? Либеральная. Но кто посмел бы торговать Святой Землей? Эрец –Исраэль? Ее нельзя продавать и покупать - только в аренду. А  землю Святой Руси можно продавать? Нет. Я считаю, что не может быть частной собственности на землю, на недра, на воздушное пространство – все должно быть в государстве


А наша мощная энергосистема, особенно в связи с последними событиями?
Думаю, естественные монополии и стратегические производства должны быть государственными. Собственность должна быть и капиталистическая, частная и государственная. Но мы уже убедились, что получается, когда в частные руки попали недра. Сразу это сказалось на всей стране. И никакие экономические проблемы мы в стране не решим, пока мы не приведем деприватизацию. Мы не решим ни социальные, ни экономические проблемы, пока не вернем из частных рук наши недра.


А кто Вы, Александр Никитич, по своей идеологии?
Я – русский националист, и считаю, что нация – первична, а государство – вторично. И беды России, в основном, происходят из – за того, что пытаются все время решать государственные проблемы в обход национальной, русской проблемы.


Как раньше в СССР – решали проблемы национальных республик, прежде всего.
Началось это с большевистских установок, социалистических. Все российские социалисты Лавров, Ткачев, Петрашевский  отодвигали в сторону национальный вопрос,  и социалистическую идею считали выше национальных перегородок. А Ленин, как вы знаете, вообще говорил: Нация – это буржуазная выдумка.


То есть мы остались большевистским государством по сути?
По сути большевистским, и попытка решать государственные вопросы  в ущерб национальным, кончилась, в конечном счете, крахом СССР. Поэтому я считаю, что нужно вернуться к нормальному этнополитическому взгляду и  научится видеть этнические проблемы за проблемами геополитическими, социальными. Мы сейчас завязли в Чечне еще и потому, что наши власти не знают азов национальной политики, и не понимают, что такое комплиментарные России народы и не комплиментарные. Чеченцы не комплиментарны России, и это они доказывают нам на протяжении двухсот лет. И такие подходы, что политэкономия все определяет, сейчас примитивны, а политика есть концентрированное выражение экономики – это есть примитив, и он не срабатывает. Никого не купишь сейчас. Этнические эмоции, этнические настроения,  на самом деле, сильнее всяких экономических подходов.


Значит, Вы считаете, что с Чечней нужно заигрывать?
Я исхожу из того, что русский народ – становой хребет России. Это государствообразующая  нация. Не будет его, не будет России. Плохо будет русским, плохо будет всей России, всем народам, живущим в ней. По большому счету, я действую в интересах всех коренных народов России. Но хорошо понимаю, что приоритет должен принадлежать русским.


Александр Никитич, а русские себя идентифицируют?  У нас есть осознание того, что мы – русские люди. Вот Вы переживаете о русском народе, а считает ли себя народ  - русским, и ощущает ли он себя «становым хребтом», хозяином России?
Я с вами не во всем соглашусь. Но то, что не  считает себя хозяином – это правда.


Нет даже большого русского бизнеса, есть русские лавочники.
Русский бизнес начинает просыпаться и начинает подтягиваться к нашей партии. Им не нравится, что происходит в России, они все понимают. Они хотят менять что – то и начинают интересоваться политикой. Десять лет назад я выпустил книжку «Национал –капитализм» и предсказывал в ней то, что сегодня у нас есть. Я писал, чтобы национал –капитал встал на ноги, нужно десять лет. Так и произошло.


Чувствует ли себя хозяином русский человек?
Нет. В целом, мы понимаем, что мы живем в русской стране с антирусской властью. Это понимает и население. Но есть огромная динамика, когда в 1986 году социологи проводили опрос - кто кем себя считает, 90% эстонцев сказали – мы эстонцы. 78% русских сказали - мы советские, и только 15% сказали – мы русские. Кто - то не знал, как себя определить. Три года назад ВЦИОМ проводил повторно тот же опрос: 46%  русских сказали – мы русские, и только 16% - советские, кто – то считает себя россиянином. Прогресс огромный. Лозунг «Россия для русских» поддерживали в 1998 году  43% населения, в 2000 - 49%, 2002 - 58% населения, в 2003 - 61 % населения. Самосознание просыпается. Это цифры. Открытая статистика. Два года назад я провел конкурс среди юношества, и у нас был фонд награждения - сочинение на тему «Что значит быть русским». Мы получили более 600 работ из 60 регионов России, из  Молдавии, Прибалтики, Казахстана, Украины, и я убедился, что мы не потеряли молодое поколение. Наши русские дети все видят и все понимают, болеют теми же болями, что и мы. Многие писали «спасибо вам, что вы впервые заставили задуматься над этим». И молодое поколение сейчас становится русскими националистами вполне естественно. И в интернациональное стадо, в котором росли мы, они не пойдут. Скоро дозреет и молодая русская национальная элита, не связанная с  ЦК КПСС, КГБ и ВЛКСМ. Будет новая элита, и мы перейдем к строительству национального Русского государства по более-менее тем лекалам, которые мы начертили.


Александр Никитич, русский фашизм существует, как явление в нашей жизни, или это миф, искусственно внедряемый  информационной системой?
Недавно вышла книга Эдуарда Ходеса «Еврейский фашизм», где он подробно расписывает это опасное явление. Я не знаю подобных достоверных источников о русском фашизме, и не знаком с  представителями фашизма, но этот люди маргинального типа. Фашизм – это угнетение кого – то кем – то, а кого угнетают русские? Русских угнетают скорее. Русские дотируют другие нации и народы, помогают выживать бюджетам Дагестана, Чечни  дотационным на 90%. Как явление русский фашизм не существует.


Вы – автор книги «Итоги ХХ века для России», можно эти итоги обозначить?
Когда я говорю об итогах для России, я имею в виду итоги для русской нации, как государственно - политической ипостаси русского народа. Итоги неутешительные. Они  в резком сокращении абсолютного числа русских, в сокращении на территории бывшего СССР. Пока мы на уровне 82 %  населения, но рождаемость падает. В России сейчас  рождается поровну русских и нерусских детей. И это тревожная тенденция, которая связана с объективным фактором раскрестьянивания. Этот процесс Запад уже прошел, и все белые христианские народы в этом смысле в одной лодке. Это объективный момент. Но есть мощный субъективный: по русскому народу в XX веке прошелся четырехступенчатый геноцид. Большевистский геноцид начала века, немецкий  геноцид середины века, чеченский геноцид, начиная с 1991 года, когда до ввода наших войск в Чечню боле 20 тысяч русских было убито, не говоря уже об ограбленных, изнасилованных, украденных. И, наконец, демогеноцид и этногеноцид – когда бескровно убивается русская культура, русская наука, русское образование. Вот это те итоги, с которыми мы подошли к концу XX века, и которые нам предстоит каким - то образом преодолевать.


Интервью взяла  С. Завъялова.





<< Предыдущая публикация Следующая публикация >>






comments powered by Disqus