«Жвачное» дело

28 Июля 2003 15:18

В начале июля в Великом Новгороде случилась сенсация – сперва робко, а потом уже во всю мощь местные (затем и российские) СМИ начали трубить о том, что расположенной в окрестностях Новгорода крупнейшей в стране фабрике (7 тысяч тонн «Дирола» и «Стиморола» в год) по производству жевательной резинки «Дирол» грозит закрытие. Ясность внесло управление природных ресурсов (УПР) по Новгородской области, распространившее пресс-релиз (составленный, к слову сказать, в весьма обтекаемых выражениях), где указывалось, что, действительно, Департаментом государственного контроля по Северо-Западному федеральному округу МПР РФ (далее – Департамент госконтроля) на основании проведенной УПР проверки вынесено постановление о приостановлении работы ООО «Дирол – Кэдбери». Дело вырисовывалось нешуточное. И пикантность момента заключалась даже не в том, что речь шла о втором бюджетообразующем предприятии области (добавьте к этому 325 рабочих мест) – нет, «Дирол» был больше известен как детище Михаила Прусака, зримый продукт его инвестиционной политики. А оглашение результатов проверки совпало с заявлением новгородского губернатора о его желании баллотироваться на третий срок (напомним, что губернаторские выборы пройдут 7 сентября текущего года). Таким образом, «бомба» под Михаила Прусака накануне подкладывалась неслабая. Впрочем, радость экологов и противников Прусака была явно преждевременной…

То, что на «Дироле» не все гладко, стало понятно еще весной. В ряде местных СМИ начали появляться несмелые заявления общественных экологических организаций (подкрепляемые письмами возмущенных граждан), что фабрика отравляет атмосферу. Действительно, в районе расположения «Дирола» периодически в воздухе ощущался сильный аромат ментола. Впрочем, руководство фабрики эти обвинения напрочь отметало, демонстрируя заключения различных независимых экспертных организаций, где указывалось, что производство с точки зрения экологии чисто как слеза младенца. Что же до запаха ментола, то, как заявляло руководство «Дирола», это отнюдь не опасно, а задержать эти микроскопические выбросы не способен ни один из известных в мире фильтров.

Но у Департамента госконтроля, как видно, на этот счет было другое мнение. Именно он и инициировал проверку предприятия (проведенную с 15 апреля по 10 июня), о которой руководство «Дирола» молчало как убитое. Впрочем, и сами проверяющие (а помимо УПР, были задействованы и другие специализированные организации, например, центры госсанэпидемнадзора) до последнего момента сведения о проверке держали в жесточайшем секрете. Нельзя сказать, чтобы многие из проверяющих специалистов излишне ревностно относились к своим обязанностям – наверное, понимали, что медаль на грудь никто не повесит, а вот по «шапке» схватить будет очень даже реально. Так что, кроме сотрудников УПР (которые, забегая вперед, по «шапке» и огребли) от участия в «акции» все постепенно отошли.

А вот УПР-овцы своего добились – подняв все документы (вплоть до таможенных), и проверив все слева направо и сверху вниз, доказали, что «Дирол» закон все-таки нарушил. Прегрешения фабрики заключались в том, что при производстве самовольно, без согласования с соответствующими госорганизациями был изменен состав сырья для жевательной резинки. В частности, утвержденный в проекте (и, соответственно, закрепленный государственной экологической экспертизой) этиловый спирт был заменен на триацетил (вещество, не имеющее разработанных ПДК для населенных пунктов), пропиленглюколь (ПДК для данного вещества в 166 раз жестче, чем для этилового спирта) и бензиловый спирт. Самое забавное, что сотрудникам УПР удалось установить, что технология производства была изменена еще год назад, весной 2002 года. Таким образом, результаты независимых экспертиз, коими потрясало руководство «Дирола», начинают вызывать сомнения в своей «независимости» - трудно предположить, что от взгляда экспертов мог так просто ускользнуть факт изменения технологии производства без разрешения госорганов.

На основании этих данных Департамент госконтроля и вынес постановление о приостановлении выброса в атмосферу нежелательных компонентов, что, по сути, и означало прекращение работы всего производства. Однако «Дирол» моментом доказал, что не лыком шит и не лаптем щи хлебает – не успел Департамент госконтроля стряхнуть песок с подписей и радостно оповестить о результатах своей работы журналистов, как «Дирол» опротестовал это самое постановление в Арбитражном суде Санкт-Петербурга. При этом притязания юрисконсультов предприятия пошли еще дальше – они требовали, чтобы работникам Департамента госконтроля вообще запретили вмешиваться в работу фабрики. Это заявление суд оставил «за бортом», а в отношении постановления Департамента вынес вердикт – приостановить действия до выяснения обстоятельств. И это выяснение не заставило себя ждать – Департамент госконтроля обратился в Арбитражный суд с заявлением пересмотреть «жвачное» дело, поскольку, как оказалось, на предыдущее заседание никто из сотрудников Департамента приглашен не был.

Повторное заседание прошло 17 июля. Юристы «Дирола» ни на йоту не отступили от избранной тактики – оборона через нападение. Перед судьями расписным веером легли результаты независимой (но вот насколько независимой и компетентной?– см. выше) экспертизы  НИИ им. Менделеева (Санкт-Петербург). При этом «Дирол» свою вину в изменении технологии признавал, но доказывал, что эти нарушения  несущественны. Как видно, кающийся грешник произвел должное впечатление на питерский арбитраж – несмотря на все усилия госэкологов доказать, что раз закон нарушен, то неплохо бы и покарать, судьи приняли решение назначить независимую экспертизу фабрики. В срок до 29 июля будет определена организация, которая этой экспертизой и займется.

Каков же вероятный ход развития событий? О политичности всего происходящего теперь и говорить не стоит, ибо все результаты экспертизы станут известны никак не ранее середины сентября, когда губернаторские выборы уже станут достоянием истории, т.е. «бомба» для Прусака оказалась учебной пустышкой. Да и, скорее всего, крупные оргвыводы судов в отношении «Дирола» вряд ли будут сделаны – вероятно, все закончится отеческим урезониванием, ну и каким-нибудь штрафом для приличия. Отчего, спросите, такая уверенность? Так ведь прецеденты есть - история с «Диролом» далеко не единственный «инвестиционный» скандал. Например, в марте этого года в поселке Неболчи Любытинского района Михаил Прусак торжественно  перерезал ленточку нового лесоперерабатывающего производства ООО «Содружество» (инвесторы пришли из Санкт-Петербурга). А буквально через пару недель выяснилось, что работает предприятие без какого-либо разрешения УПР, поскольку так и не предоставило не только что план производства, но и даже расчеты по отводу земель. Думаете, молния правосудия блеснула над головами незадачливых лесовиков? Отнюдь - несмотря на гору всяких предписаний и постановлений, работа как шла, так и идет. Единственное, что смогло сделать УПР, так это мелко напакостничать – запретить «Содружеству» увеличивать расчетную лесосеку. Впрочем, кто в далеких Неболчах проверит, откуда в действительности бревна взялись...

Кипели страсти и вокруг предприятия (уже австралийские инвестиции) по производству сигаретных упаковок «Амкор-Ренч», где точно также как и на «Дироле», согласовывать все изменения в технологии с УПР считали делом необязательным. Несмотря на 101 «китайское предупреждение» контакты с УПР там до сих пор налаживаются вяло – как видно, руководство предприятия знает о чем-то таком, о чем не ведают незадачливые госэкологи. Так что и в «деле» «Дирола», скорее всего, никаких крупных побед госэкологам не светит. А вот его нынешнему руководителю – Николаю Красильникову – «жвачное дело» точно может выйти боком. Вероятно, что вскоре между Новгородской областью и МПР будет подписано соглашение о сотрудничестве, один из пунктов которого предусматривает назначение начальника УПР с согласования с областной администрацией. А теперь угадайте с трех раз – захочет ли губернатор оставлять человека, который чуть не довел до «логического» конца дело с его детищем?
В любом случае, с участием ли Прусака либо без такового, острота вопроса вокруг «Дирола» снята – сжевать «Дирол» ни экологам, ни оппонентам Прусака (если таковые в «жвачном деле» и были) так и не удалось. Ну а ментол… да Бог с ним: ну все равно в том районе несколько сотен человек живет – ради интересов области могут и потерпеть!

Дмитрий Злаеров,
НовгородИнформ.Ру





<< Предыдущая публикация Следующая публикация >>






comments powered by Disqus