В Новгороде появилась листовка о "Новгородском деле". Комментарий Кирилла Мартынова

14 Марта 2008 15:25

Новгород

В Великом Новгороде в последние дни по почтовым ящикам распространяется листовка, в которой кратко рассказывается о "Новгородском деле".

Как ранее неоднократно сообщал "Новгородинформ", 26 февраля 2007 года дочь Антонины Федоровой (Мартыновой) Алиса упала в лестничный проём с третьего этажа. Свидетелем происшествия оказался 11-летний мальчик, друг сына соседей, стоявший на лестничной площадке этажом выше. Он рассказал соседям, что якобы видел, как "старшая девочка сбросила младшую". По версии Антонины, произошедшее было несчастным случаем.

"Новгородинформ" попросил прокомментировать появление листовок мужа Антонины, преподавателя Высшей Школы Экономики Кирилла Мартынова.

НИ: Кирилл, знаете ли вы, кто распространяет эти листовки?
-  Насколько мне известно, листовки распространяет новгородский центр по правам человека, который уже почти год пристально следит за незаконным преследованием моей семьи со стороны чиновников прокуратуры. В апреле 2007 года, когда мою жену отправили в тюрьму, правозащитники дали письменную оценку происходящему произволу. Очевидно, что теперь, когда ситуация, по словам члена Общественной Палаты Олега Зыкова, движется к трагедии, правозащитники снова не смогли остаться равнодушными.
Я могу только поблагодарить этих людей от имени всей нашей семьи, от имени маленькой Алисы за их мужество. Полицейскому произволу должно и будет противостоять гражданское общество, даже если в Великом Новгороде большинство общественников предпочитают "мнений не иметь", фактически играя на руку прокуратуре, которая старается все происходящее замолчать.

 НИ: Скажите, авторы листовок как-то консультировались с вами по поводу их содержания и распространения?
- Нет, никакого отношения к листовкам ни я, ни моя семья не имеем. Это гражданская позиция совершенно незнакомых нам людей, большое количество которых поддерживает нас во всем мире совершенно независимо от моих личных усилий по защите и спасению семьи.


НИ: Как вы думаете, на какой эффект рассчитывают авторы листовки?
- Тут я могу только строить предположения, хотя, в сущности, ответ лежит на поверхности. Прокуратура в течение года уничтожает мою семью и требует, чтобы общество сохраняло при этом молчание. Сама прокуратура комментариев об этой своей «общественно полезной» деятельности не дает. Общество же не желает быть стадом баранов, которых ведут к пропасти. У всех есть дети, и многие понимают, что значит почувствовать на себе такую "заботу" со стороны государства, когда во имя "прав ребенка" хотят фактически убить его мать.
Полагаю, что прокуратура будет сталкиваться с систематическим сопротивлением - всеми средствами, не запрещенными законом, - от весьма большого числа людей.
Листовками, думаю, дело не кончится, будут пикеты и митинги. Чиновники прокуратуры, кстати, склонны все эти акции списывать лично на меня, из-за чего на меня сейчас также завели уголовное дело.


НИ: Какая последняя информация по "Новгородскому делу"?
- Дело моей жены никак не могут передать в суд, я думаю, что в прокуратуре чего-то в деле стесняются и, как говорится, подчищают свои огрехи. Все должностные лица, причастные к сфабрикованному в отношении моей жены делу, получили дисциплинарные наказания от Генеральной прокуратуры. Об этом у меня  есть документ за подписью помощника генерального прокурора Юрия Чайки.
Мы серьезно готовимся к процессу. Будем добиваться оправдания и полной реабилитации в суде присяжных. Я готов сделать прямое заявление для должностных лиц - никакие "компромиссы" тут не приемлемы. За свободу, целостность, доброе имя и честь моей семьи я готов бороться столько, сколько потребуется. Измотать нас, вынудить "договориться" не удастся. Сами сотрудники правоохранительных органов Великого Новгорода говорят мне, что на моем месте действовали бы точно также. Это что касается основного вопроса.
Кроме того, как я уже сказал, против меня новгородская прокуратура тоже завела уголовное дело. Меня обвиняют в том, что я "разгласил данные предварительного расследования" по делу моей жены (ст. 310 УК РФ), а фактически публично заявил о совершенных следствием преступлениях.
В моей квартире в Москве, а также в квартире моих родителей новгородская прокуратура по постановлению новгородского же горсуда в течение двух последних дней проводит обыски. Меня пытались лишить возможности видеться с семьей при помощи подписки о невыезде: я бы не имел права покидать Москву. Подписывать этот документ я отказался.
По новому уголовному делу от меня также требовали подписки о неразглашении, ее я тоже отказался дать. Это новое дело показывает истинные цели прокуратуры, которая якобы «заботится о ребенке». Они хотят полностью разрушить нашу семью, лишить ее средств к существованию, а мою жену лишить юридической защиты. Правда, ничего у прокуратуры не получится. Я в этом совершенно уверен.





<< Предыдущая публикация Следующая публикация >>






comments powered by Disqus